Романтический венок. Молодой инструментальный дуэт покорил магнитогорскую публику |
 
Источник: Магнитогорский Рабочий
           Текст: Елена ПАВЕЛИНА
                        05.10.16

Романтический венок. Молодой инструментальный дуэт покорил магнитогорскую публику

romantiki«Стейнвей-вечера» открылись прекрасным созвучием виолончели и рояля. На сцену Дворца культуры металлургов имени Серго Орджоникидзе с программой «Романтики из столиц» вышли виолончелист Алексей ЖИЛИН из Санкт-Петербурга и пианист Александр ОСМИНИН из Москвы. Лауреаты международных конкурсов начали выступление в Магнитогорске с премьеры сонаты Arpeggione Франца Шуберта из трех частей. Последовавшие затем три пьесы из цикла Роберта Шумана уступили место «Вокализу» Сергея Рахманинова. Во втором отделении слушателей ждали Pezzo Caprissioso Чайковского, соната Грига Ля минор и «Карнавал» Шумана. После концерта музыканты дали интервью для газеты «Магнитогорский рабочий». На вопрос о том, насколько романтический образ соответствует их мировоззрению, Алексей Жилин сказал, что считает себя романтиком и в душе, и на сцене, поэтому ему близка эта музыка, а выбранная исполнителями программа стала их хорошей визитной карточкой для Магнитогорска. Александр Осминин добавил, что именно в романтической музыке XIX века наиболее полно можно раскрыть достоинства и виолончели, и рояля. – Кого вы бы поблагодарили за свои достижения в музыке? – Очень многих. Спасибо я бы сказал в первую очередь родителям, я из музыкальной семьи, мама со мной много играла на рояле, иногда и сейчас помогает. Папа первые несколько лет, как говорится, натаскивал и стружку снимал, – ответил на вопрос Андрей Жилин. – Все начинается в детстве, с первого педагога. В обычной районной музыкальной школе №26 Москвы, где я учился, мне удалось чего-то добиться. Если иметь в виду настоящее, очень помогает жена, это моя надежная опора и поддержка, – сказал Александр Осминин. – Александр, что вы можете сказать о «характере» нашего «Стейнвея»? – Прекрасный инструмент. Все остальное зависит от исполнителя, здесь никаких помех со стороны вашего рояля не было. Знакомство с инструментом в пустом зале не имеет ничего общего с тем, как он будет звучать при публике. Разница бывает настолько ощутима, что ее предсказать невозможно, надо просто быть готовым психологически. – Алексей, вы играете на старинной виолончели? – Да, ей лет двести. К сожалению, никто так и не смог объяснить, кто ее сделал. Этот инструмент я выбирал в Париже, долго приглядывался, но приобрел не по тому, какому мастеру он принадлежит. Я всегда стараюсь играть на хорошем инструменте. Чем виолончель старше, тем она лучше звучит. – На международном конкурсе имени Исанг Юна в Южной Корее вы показали наивысший результат для русских виолончелистов за всю историю конкурса, завоевав вторую премию. А кто был первым? – Там выиграл мальчик из Белоруссии, но на следующем конкурсе я выиграл премию, а он даже не прошел во второй тур. Конкурс – дело субъективное, критерием выступает мнение членов жюри, а они тоже люди. Кому как повезет. Вообще я думаю, что в конкурсах стоит принимать участие до 30 лет. А после такие соревнования уже мало что решают и в профессиональном плане почти ничего не дают. – Насколько сильны сейчас позиции российской школы виолончелистов? – По моим наблюдениям, профессия классического музыканта стала непопулярной. Наши поездки показывают, что многие просто далеки от классической музыки, заняты сугубо материальными вопросами. Думаю, когда жизнь будет налажена, тогда и культурные потребности населения возрастут. – Что вы можете сказать о магнитогорской публике? – Прием замечательный, о таком можно только мечтать.